ДИАСПОРЫ
ВОЛГОГРАДА
Спецпроект про диаспоры и насколько сильно они влияют на жизнь Волгоградской области.
Волгоградская область исторически была перекрёстком культур. Когда-то на пересечении Волги и Дона сходились торговые пути и маршруты кочевников, а сейчас Волгоград – один из ключевых транспортных узлов Юга России. Немудрено, что сегодня в Волгограде живут представители более чем 130 национальностей.

Там, где появляются национальные меньшинства, обязательно возникают диаспоры. По закону они не могут влиять на политику, но воздействие этнических «кланов» на бизнес и общественные проекты нельзя недооценивать. Если диаспорам удаётся интегрироваться в жизнь региона, они начинают играть важную роль в экономических процессах. Если не удаётся – организуют теневой бизнес и погружаются в откровенный криминал.

«НовостиВолгограда.ру» представляет новый спецпроект, посвящённый месту и роли национальных диаспор в экономике и общественной жизни региона. Мы расскажем о самых крупных и влиятельных этнических сообществах и попробуем оценить, насколько сильно они влияют на жизнь Волгоградской области.

Сколько диаспор
в Волгоградской области?
По данным переписи населения 2010 года, в Волгоградской области проживали представители более чем 130 национальностей. Второй по распространённости национальностью после русских считались казахи (более 46 тысяч человек), численность азербайджанской диаспоры оценивалась примерно в 14 тысяч человек. Армян было вдвое больше – не менее 28 тысяч, татар – 24 тысячи. В регионе также много корейцев (более 7 тысяч), однако не все они объединены в диаспору: многие почти полностью обрусели. То же самое можно сказать о немцах Поволжья (около 10 тысяч). Существует также достаточно крупная чеченская диаспора (9-10 тысяч человек): она начала складываться в регионе ещё в середине прошлого века, но количество чеченцев в Волгоградской области по очевидным причинам резко увеличилось в 1990-х. Грузин в Волгограде – около 3 тысяч, калмыков – 1,6 тысячи, осетин – более тысячи.
Особняком стоит местное еврейское сообщество, объединяющее около 1,5 тысяч человек. Волгоградские евреи занимаются в основном правозащитной и общественной деятельностью, представлены в юриспруденции, но говорить о какой-то единой сфере интересов в бизнесе применительно к ним невозможно.

Есть и малые диаспоры – например, греческая община, которая действует в регионе с 2001 года. Официально в общественной организации греков «Арго» зарегистрированы всего 126 человек, но многие из них – влиятельные люди в научной и общественной сферах: два доктора и пять кандидатов наук. По утверждению самой организации, её представитель даже заседал в областной Думе. Также среди малых диаспор представлены польская, вьетнамская, афганская и арабская.
Диаспоры
в сети
О том, насколько многочисленна та или иная диаспора в Волгограде, можно составить представление по соцсетям и активности в Интернете. У крупных национальных сообществ есть собственные сайты, паблики «ВКонтакте» и Instagram-аккаунты: в этом плане наиболее активна армянская община, которая очень заботится о связях с общественностью. Свои страницы в Сети или как минимум полуофициальные форумы есть у грузинской, греческой, еврейской диаспор. Чем больше в регионе представителей той или иной национальности, тем шире она представлена в Интернете: например, у паблика «Осетины Волгограда» менее ста подписчиков, а у армян сразу несколько своих ресурсов.
Диаспоры в теневом бизнесе
Национальные диаспоры, как правило, действуют в рамках закона, ведут легальный бизнес и организуют общественные объединения, углубляя межэтнические связи. Однако некоторые представители нацменьшинств не вписываются в общепринятые социальные схемы, и это может приводить к формированию этнических ОПГ. Подобная ситуация наблюдалась и в Волгограде. Бывшие силовики утверждают, что достаточно долго в местном подпольном бизнесе были замешаны три крупные группировки – армянская, азербайджанская и чеченская. В основном их деятельность сводилась к «крышеванию» торговцев и сбыту контрафакта. Активнее всего проявляли себя азербайджанцы, которые распространяли в Волгограде поддельный алкоголь. Отголоски этого явления заметны и сегодня: так, в 2019 году в Волгограде приговорили к полутора годам колонии гражданина Азербайджана, который вместе с пятью сообщниками массово сбывал суррогатное спиртное в Дзержинском районе. А в 2020 году оперативники накрыли в Волгограде целый подпольный цех по производству «палёнки», изъяв около пяти тысяч бутылок поддельной водки и коньяка. Организатор этого нелегального бизнеса также оказался гражданином Азербайджана.
Однако в целом криминогенная обстановка в областном центре оставалась сравнительно спокойной. Конфликты между русскими и представителями национальных меньшинств в основном происходили в сельских районах и зачастую разрешались без вмешательства полиции.

По неофициальным сведениям, некоторые представители диаспор могли проникнуть в правоохранительные органы в те времена, когда «теневым губернатором» региона фактически был всесильный генерал СК Михаил Музраев. По мнению источников, в этот период армяне и азербайджанцы, вероятно, начали оказывать влияние на судопроизводство, чтобы поддерживать своих земляков в делах о незаконном строительстве и предпринимательстве.

Мнение экспертов
В Волгограде действительно достаточно много этнонациональных диаспор. При этом, согласно законодательству, они не имеют права участвовать в политической жизни. Нужно сказать, правовое поле соблюдается – нельзя говорить о том, чтобы диаспоры оказывали существенное влияние на политическую ситуацию в регионе. Другое дело, что они оказывают влияние на поддержание этнонациональной стабильности, в первую очередь через социокультурные мероприятия и внутриэтничное влияние. Диаспоры пытаются нивелировать различные трения, особенно когда речь идёт о мигрантах, и в этом смысле Волгоградская область – одна из самых уникальных в Нижнем Поволжье. У нас пока особых осложнений на этнической почве нет. Диаспоры активно привлекаются для решения вопросов с миграцией, с адаптацией вновь приезжающих – особенно сейчас, в условиях пандемии, когда ограничен приток лиц из Средней Азии. Но политикой они ни по закону, ни де-факто не занимаются.

Конечно, определённые диаспоры ведут законную деятельность в социально-экономической области. Это в первую очередь азербайджанская и армянская диаспоры. Кстати говоря, и чеченская диаспора у нас достаточно сильная. Можно говорить о том, что в экономической области диаспоры играют определённую роль. Но это повелось ещё с советских времён – своеобразное разделение рынка труда, когда кто-то занимается автомобильным транспортом, кто-то энергетикой, кто-то плодоовощной продукцией. Азербайджанская и армянская диаспоры между собой во многом конкурируют. Представители наших северокавказских республик, – Чеченской Республики, Дагестана, – также формируют достаточно сильные диаспоры. Я бы также отметил, что отчасти социально-экономические процессы идут латентно, то есть существует официальный бизнес – и есть экономическая деятельность, которая ведётся скрыто и не выпячивается.


Сергей Панкратов
Доктор наук, заведующий кафедрой политологии Волгоградского государственного университета.

Алексей Ульянов уверен, что благополучие, успешность и прибыльность бизнеса в Волгоградской области вне зависимости от национальности владельца зависит от лояльности контролирующих, главным образом налоговых органов. Недаром бизнес бежит из региона. Например, проблемы армянской сети кафе «Франтэль» он связывает с серией налоговых проверок. Он также уверен, что регулярно тот или иной сектор рынка таким образом зачищается под крупных игроков. Но тут дело не в национальности, а в самом подходе. Поэтому возможно, что лидер той или иной диаспоры, найдя выход на надзорные и налоговые органы, способен обеспечить процветание всем соотечественникам.

Алексей Ульянов
Общественный активист.
Азербайджанская диаспора
Армянская диаспора
Дагестанская диаспора
Казахская диаспора
Калмыцкая диаспора
Турецкая диаспора
Чеченская диаспора
Азербайджанская диаспора в Волгоградской области – одна из крупнейших. По данным переписи 2010 года, в регионе жили 14 тысяч азербайджанцев, однако неофициально численность выходцев из республики, постоянно или временно живущих в области, оценивается почти в 70 тысяч человек (из них 34-35 тысяч – в Волгограде). При этом среди местных представителей диаспоры очень невелика доля нелегальных иммигрантов и хорошо налажена «акклиматизация» соотечественников, приезжающих из других регионов.
Вплоть до октября 2020 года в Волгограде действовало официальное сообщество местных азербайджанцев – ВРОО «Азербайджанский культурный центр», однако сейчас эта организация ликвидирована. В областном центре достаточно много предпринимателей из Азербайджана – именно они десять лет назад облагородили центральную аллею ЦПКиО, подарив Волгограду парк Дружбы «Волгоград-Баку».

Один из самых видных азербайджанцев Волгограда – действующий депутат областной Думы Руслан Шарифов, в прошлом топ-менеджер ООО «Лукойл-Волгограднефтепеработка». Связи с «Лукойлом» у него наследственные – отец депутата, видный волгоградский промышленник Вагит Шарифов, в своё время являлся гендиректором АО «Лукойл-Волгограднефтепродукт», а впоследствии руководил территориальным управлением «Лукойла». Руслан Шарифов долгое время работал заместителем гендиректора по поставкам ООО «Лукойл-Волгограднефтепереработка», фактически находясь в подчинении у собственного отца. Собственный бизнес г-на Шарифова был связан не только с нефтяной отраслью, но и со строительством и эксплуатацией жилого фонда (группа компаний «Статус», одним из крупнейших проектов которой стало строительство жилого комплекса «Волжские паруса»). С 2004 года Руслан Шарифов впервые стал депутатом Волгоградской областной Думы от «Единой России» и с тех пор продолжает политическую карьеру. Все компании, в которых он раньше числился директором или совладельцем (их на данный момент шесть), сейчас официально принадлежат другим людям, однако вероятно, что прежний владелец как минимум присматривает за их деятельностью.

Другой известный представитель азербайджанской национальности среди волгоградских предпринимателей и депутатов – Гасан Набиев. Он около тридцати лет работал на предприятии «Волгограднефтемаш», построив карьеру от инженера до гендиректора, а в 2004 году возглавил ООО «Газпром трансгаз Волгоград» и руководил этой организацией до 2016 года. В 2014-м Гасан Набиев был избран депутатом облдумы и почти сразу же попал в скандал – он настолько сильно не желал подавать декларацию о доходах, что пришлось вмешиваться прокуратуре. При этом Набиев зарабатывал по 25 млн рублей в год. Конец его депутатской карьере положил громкий инцидент в 2019 году, когда он выступил со скандальной речью в облдуме и допустил неэтичные высказывания в адрес малообеспеченных пенсионеров. После этого от г-на Набиева отреклись коллеги из «Единой России», и он был показательно изгнан из Думы.

Однако вести бизнес Гасану Набиеву потеря депутатского статуса не помешала. Сейчас он владеет 100% ООО «ПХ Степное» – животноводческого хозяйства в Городищенском районе; в качестве руководителя аграрной компании он зарекомендовал себя не лучшим образом, в мае 2021 года попросту угнав коров у местных фермеров. Набиеву также принадлежат 100% ООО «Аскет» (выращивание овощей и грибов в Городищенском районе), а в прошлом он владел 4,99% капитала ОАО «Волгограднефтемаш».

Сын Гасана Набиева, Рашад Набиев, до 2019 года работал судьёй Клетского районного суда и был лишён мантии вскоре после того, как его отца выгнали из облдумы. Причиной снятия судейского статуса стало наличие азербайджанского гражданства, от которого Набиев-младший забыл отказаться. Ходили слухи, что судья Набиев помогал диаспоре решать юридические вопросы.

Видный представитель азебайджанского бизнеса в Волгоградской области – Интигам Зарбалиев, собственник овощеводческого предприятия ООО «Волга-Агросоюз» в Городищенском районе. Чистые активы его бизнеса оцениваются более чем в 1 млрд рублей, чистая прибыль за 2020 год составила 96,7 млн рублей. В нашем рейтинге богатейших предпринимателей Волгоградской области г-н Зарбалиев занимает 58-е место.

Ещё одна фигурантка топ-100, имеющая связи с азербайджанской диаспорой, – Наталья Джафарова из Волжского, самая успешная бизнес-леди Волгоградской области (№6 в списке богатейших предпринимателей). Г-жа Джафарова – вдова известного в регионе предпринимателя Имамверди Аббас оглы Джафарова. Её главные активы – компании из группы «ДИА», ООО «ПО НВТЗ», ООО «ВМЗ». Сферы интересов – главным образом промышленность и гостиничный бизнес. Большую часть своих активов г-жа Джафарова контролирует совместно с двумя дочерьми и сыном. Сумма активов – более 1 млрд рублей, сумма чистой прибыли – 606,9 млн рублей.

Среди видных азербайджанских бизнесменов, работающих в Волгограде, можно отметить и Дунямалы Мами Оглы Абдуллаева, которому принадлежат по 50% в ООО «Аббо» и ООО «Агрофарт». Предприниматель также контролировал 12% московского ООО «Лакки», управляющего торговой сетью «МАН». Его чистые активы – 378 млн рублей, прибыль – 12 млн рублей.

Большинство азербайджанцев в Волгограде ведут честный и легальный бизнес, но некоторые, судя по полицейским сводкам, представлены и в «теневом». Если верить источникам, долгое время выходцы из диаспоры «крышевали» в Волгограде рынки и курировали нелегальную продажу поддельного алкоголя. Большинство этнических группировок были разгромлены в ходе «чисток» города от криминальных структур. Но недавние уголовные дела за распространение суррогатного спиртного говорят о том, что у некоторых выходцев из Азербайджана в Волгограде остаются «теневые» интересы.

Дикий Восток в сердце Волгограда: история Жигулёвской базы

“Лихие 90-е” не обошли стороной Волгоград: в это напряжённое время в областном центре сформировалось большое количество преступных группировок, в том числе этнических. Порой конфликты между местными бандами перерастали в настоящие криминальные войны. Одно из мест, где периодически сталкивались «латентные» коммерческие интересы этнических ОПГ, – Жигулёвская оптовая база в Дзержинском районе Волгограда, официальным владельцем которой выступал бывший мэр города Юрий Чехов. Поскольку представители национальных меньшинств всегда были глубоко вовлечены в торговлю овощами и фруктами, криминализация этого рынка закономерно привела к появлению этнических преступных группировок.
База в целом была и остаётся точкой притяжения мигрантов: достаточно вспомнить, что только за один-единственный рейд в 2013 году полиция выявила здесь около 200 нелегалов, которых пришлось принудительно выдворять на родину, а также обнаружила две единицы незарегистрированного огнестрельного оружия. Ружья овощеводам были нужны отнюдь не для стрельбы по тыквам: за «сферы влияния» на базе долгое время конкурировали две враждующие этнические ОПГ.

Конфликт на Жигулёвской базе возник из-за права на ввоз в Волгоград огурцов из Ирана, поэтому в прессе его окрестили «огуречной войной». Базу контролировал криминальный клан Асадовых, уроженцы Азербайджана. «Власть» Асадовых оспаривала конкурирующая семья Чопсиевых, также из Азербайджана. При этом показательно, что азербайджанская диаспора Волгограда дистанцировалась от обоих криминальных кланов, утверждая, что те являются аварцами (один из народов Дагестана).

«Огуречная война» разгорелась в 2009 году: её первым крупным эпизодом стала перестрелка с участием пятнадцати человек возле Ангарского пруда, в которой один человек погиб и трое были тяжело ранены. В 2010 году Мамед и Рамиз Чопсиевы напали на двух предпринимателей, торговавших на рынке, застрелили одного из них и сбросили тело в пруд; второй раненый позже умер в больнице. Мамед Чопсиев впоследствии был осуждён за это преступление к 13 годам лишения свободы. В том же году от руки киллера едва не погиб глава клана Асадовых Муталим.

В середине 2010-х конфликт вновь обострился. В 2015-м киллеры с третьей попытки убили авторитетного предпринимателя Зульфугара Асадова, владевшего одним из складов на Жигулёвской базе (предыдущие два покушения он чудом пережил). Конец «огуречной войне» положил только приговор, вынесенный в 2019 году «авторитету» Вудагару Асадову (брату Зульфугара и сыну Муталима). Он был признан виновным в вымогательстве и получил девять лет колонии строгого режима. Лишь после этого криминальные разборки на Жигулёвском рынке, кажется, окончательно утихли.

Хотя таких же крупных «войн» в Волгограде сейчас нет, у местных азербайджанцев периодически случаются серьёзные конфликты с представителями других национальных объединений – прежде всего с армянами, которые по очевидным причинам считаются главными конкурентами диаспоры. В июле 2020 года в Волгограде удалось предотвратить массовое побоище между азербайджанцами и армянами, которые собирались публично выяснить отношения на одной из городских площадей на фоне очередного обострения ситуации в Нагорном Карабахе. К чести представителей обеих диаспор, лидеры местных национальных общин вовремя отреагировали на ситуацию и не допустили массовых драк.
По данным переписи 2010 года, в Волгоградской области проживало не менее 28 тысяч армян. В Волгограде у армянской диаспоры сильные позиции – национальная община официально зарегистрирована в качестве общественной организации в 2017 году, она регулярно проводит различные мероприятия и активно участвует в культурной жизни региона. Волгоградские армяне крайне активны в Интернете и интенсивно работают над «связями с общественностью» – оперативно комментируют конфликтные ситуации и всячески стараются поддерживать положительный имидж.
Но разного рода социальные проекты – лишь незначительная часть деятельности диаспоры. Основой для объединения армян в Волгограде остаются экономические интересы – это проявляется даже в общении между самими представителями этноса. По неофициальной информации, вся политика диаспоры по взаимодействию с местными властями в Волгограде негласно контролируется армянским консульством, которое базируется в Ростове-на-Дону. Местная армянская община не лишена самостоятельности, однако наиболее важные распоряжения поступают ей именно из консульства.

Очевидно, одно из таких распоряжений касалось сбора денег с местных армян на поддержку соотечественников во время конфликта в Нагорном Карабахе. Точную сумму, которую диаспора отправила в Армению, назвать сложно, но она, по предварительной информации, исчисляется десятками миллионов рублей. В основном эти «пожертвования» поступили от крупных предпринимателей, которые перечисляют часть доходов диаспоре в качестве «членских взносов». Некоторые волгоградские общественники предполагают, что для местных армянских бизнесменов такие выплаты, очень напоминающие регулярный оброк, служат гарантией поддержки со стороны диаспоры, которая в случае необходимости обеспечивает своим представителям юридическую и финансовую помощь. Те, кто не платит «членские взносы», негласно исключаются из общины – из-за этого некоторые этнические армяне, родившиеся в Волгограде, открестились от соотечественников и своих корней.

Среди волгоградских представителей армянской диаспоры немало преуспевающих бизнесменов. Даже официальный председатель армянской общины Артур Мартиросян зарегистрирован как индивидуальный предприниматель. Но главные «кошельки» армян в Волгограде следует искать всё-таки поближе к городской и областной Думе, а также к прибыльным госконтрактам на ремонт дорог.
Одна из самых прибыльных фирм под крылом армянской диаспоры в Волгограде – ООО «Аверс». Основанная в 2016 году компания, в которой сейчас работают 77 человек, занимается дорожным ремонтом. За прошлый год «Аверс» показал выручку более 557,3 млн рублей и чистую прибыль свыше 13 млн рублей. С 2017 по 2021 год компании достались подряды от госучреждений на сумму, превышающую 1,1 млрд рублей (из них 666,6 млн рублей – только от Облкомдортранса, ещё 232 млн рублей – от комитета по благоустройству и дорожному хозяйству мэрии Волжского).

Руководит «Аверсом» Сергей Папян. Его можно смело назвать одним из «королей» дорожных закупок в регионе: компания, принадлежащая предпринимателю, входит в список фирм, которые больше всего зарабатывают на ремонте дорог в регионе. При этом, как можно увидеть из анализа финансовых показателей фирмы, стабильность «Аверса» целиком и полностью держится на контрактах с областным комитетом транспорта. Фактически подрядчик с армянскими корнями существует исключительно за их счёт. А работу выполняет не всегда качественно – этой весной «Аверс» попал в неловкую ситуацию, когда уложенный им прямо под лёд новый асфальт сошёл с дорог Волжского вместе со снегом.

Другой значимый представитель «армянского национального бизнеса» в Волгограде – Андраник Багдасарян, депутат и экс-председатель Светлоярской районной Думы, а также владелец ООО «Универсал», которое занимается ремонтом дорог. Его 31-летний сын Саро Багдасарян – депутат Волгоградской городской Думы от «Единой России» и по совместительству заместитель директора всё той же компании «Универсал». Эта фирма также активно зарабатывает на госконтрактах: её выручка за 2020 год оценивается в 917,4 млн рублей, а чистая прибыль – 13,2 млн рублей. «Универсал» неплохо кормился на госзаказе ещё до того, как Багдасарян-младший стал депутатом. Сейчас подряды от МУ «Комдорстрой» и других муниципальных заказчиков – скорее вспомогательный источник выручки фирмы (на них приходится около 10% её доходов). В 2021 году «Универсалу» достались контракты на 98,3 млн рублей, обеспечившие армянским дорожникам место в списке волгоградских «дорожных королей».

ООО «Гранит» – ещё один фигурант рейтинга «главных по дорогам». Предприятие принадлежит представителю армянской диаспоры Серёже Оганесяну. В 2020 году компания показала выручку в 544,3 млн рублей и чистую прибыль в 46,4 млн рублей. «Гранит» специализируется на крупных госконтрактах от Облкомдортранса на ремонт сельских дорог в регионе: только за 2021 год компании достались подряды на 726,3 млн рублей.

Почти тридцать лет в Волгограде существует ООО «Дорожный мастер», принадлежащее представителям армянской диаспоры Амаяку Мамяну и Роберту Мхитаряну, а также их русским партнёрам. Амаяк Мамян параллельно владеет компанией ООО «Дорстройтехника» и другими активами, связанными с бизнесом по строительству и ремонту дорог. Его компания «АВ-Техно» регулярно получает прибыльные контракты от ФКУ «Упрдор Москва-Волгоград» (за десять лет существования организации – девятнадцать подрядов на общую сумму в 12,3 млрд рублей). Общая выручка всех компаний г-на Мамяна оценивается в 2,1 млрд рублей за 2020 год.

Дорожный бизнес – основное и традиционное направление для армянских бизнесменов в Волгограде. Однако представители диаспоры успешно закрепились и в других сферах. В частности, уроженец Еревана Рубен Оганесян (брат уважаемого местного общественника, активиста штаба ОНФ Армена Оганесяна) имеет интересы в рекламной отрасли – он полностью или частично владеет целой россыпью компаний, объединённых под общим брендом «Плазма Вижн». Главный источник их дохода – размещение видеорекламы на светодиодных экранах; «Плазма Вижн» также пыталось продвигать собственное СМИ, но без особого успеха. Многие из рекламных предприятий Оганесяна сейчас ликвидированы по решению ФНС, а некоторые из действующих фирм долгое время не предоставляли финансовую отчётность. Официально у большинства фирм армянского рекламщика незначительная прибыль и обороты, но на практике, возможно, часть доходов г-на Оганесяна идёт «мимо кассы».

Другой видный представитель армянской диаспоры среди волгоградских бизнесменов – владелец ООО «Пивоваренный дом “Буржуй”» и по совместительству депутат областной Думы Самвел Аветисян. В молодости он работал помощником сапожника в обувной мастерской, в начале 90-х занялся бизнесом и со временем построил успешную карьеру. Сейчас Самвелу Аветисяну, помимо пивоваренного дома «Буржуй», принадлежит ещё и ООО «Биллион», специализирующееся на аренде и управлении недвижимостью.

У «Буржуя», которым сейчас формально руководит другой армянин – Рубик Аревян, дела идут не очень успешно: в 2020 году предприятие показало чистый убыток в размере 2,4 млн рублей. Несмотря на это, г-н Аветисян за прошлый год задекларировал доход свыше 6 млн рублей, а также четыре жилых дома, четыре земельных участка, десять нежилых помещений, небольшую (34,5 «квадрата») квартиру, две иномарки BMW, фургон и рефрижератор. Супруга депутата заработала и того больше – 11,6 млн рублей, при этом всё её имущество составляют два автомобиля.

В ресторанном бизнесе Волгограда армяне также представлены – речь идёт о сети кафе «Франтэль» Володи Франгуляна. Хотя собственно ООО «Франтэль» сейчас официально не принадлежит Франгуляну, он сохраняет за собой занимающееся общепитом ООО «Царь-Тур» (выручка около 7 млн рублей в 2020 году) и небольшой аграрный бизнес в Городищенском районе. Г-н Франгулян зарабатывал в основном за счёт мелких контрактов; его сеть «Франтэль» в период эпидемии коронавируса пострадала от падения выручки, и её будущее сейчас под вопросом. В прошлом несколько кафе «Франтэль» работали под прямым патронажем местных чиновников, которые убеждали надзорные ведомства не обращать внимания на «странности» при предоставлении земли и оформлении документов на строительство.

Армянский бизнес присутствует и в Волжском. В частности, именно к армянской диаспоре принадлежит Григорий Газарян – владелец скандально известного волжского аквапарка «XXI век» (хотя он и родился в Азербайджане). Сейчас он оформлен как индивидуальный предприниматель – для него это уже третья реинкарнация в качестве ИП. Аквапарк Газаряна попал в крайне неприглядную историю в этом году, когда туда не пустили ребёнка с аутизмом, но претензии к нему предъявлялись надзорными органами и раньше. В этом году в «XXI веке» также произошёл несчастный случай с 12-летним подростком. Всё это заставляет предположить, что г-н Газарян в ближайшее время может реструктурировать свой бизнес, дабы избежать нежелательных вопросов со стороны правоохранительных органов и надзорных инспекций.
Строго говоря, в Дагестане множество этносов, которые даже между собой не очень-то ладят. Но дагестанская община в Волгограде всё-таки одна – и в значительной степени это следствие политики её руководства, которое жёстко пресекло попытки других национальных активистов организовать альтернативные сообщества по этническому принципу. Среди известных волгоградцев дагестанские корни есть у знаменитой спортсменки Елены Исинбаевой – её отец принадлежит к одному из народов Дагестана, хотя сама легкоатлетка родилась в Волгограде и в общественном пространстве не ассоциируется с диаспорой.
Официальное объединение дагестанцев появилось в Волгограде в 1999 году, когда из-за боевых действий в республике многие её жители мигрировали в другие регионы России. Сейчас дагестанская диаспора в Волгограде достаточно обширна и влиятельна, хотя и не проявляет себя столь же ярко, как армянская или азербайджанская. Её представители активно участвуют в работе общественной организации «Дом Дружбы», которая консолидирует национальные меньшинства, и оказывают определённое влияние на чиновников. Например, руководителя диаспоры регулярно приглашают на заседания администрации Дзержинского района. В 2019 году дагестанцы широко отмечали двадцатилетие своего национального объединения в Волгограде – в частности, добились присвоения имени Расула Гамзатова одной из городских улиц.

Ключевая персона в становлении дагестанской диаспоры в Волгограде – Магомед-Расул Халадаев. Он долгое время считался лидером этнического сообщества в Волгограде, но сейчас, по всей видимости, отошёл от дел. Г-н Халадаев стоял у истоков создания официального представительства дагестанской диаспоры в Волгограде. В процессе формирования этнического объединения он действовал достаточно жёстко, добившись повиновения со стороны других национальных активистов, которые хотели сформировать несколько самостоятельных ассоциаций по национальному признаку. В итоге вместо нескольких мелких этнических объединений возникла одна крупная дагестанская община.

В бытность официальным представителем Дагестана в Волгоградской области г-н Халадаев активно содействовал работе дагестанского малого бизнеса, договариваясь о поставках товаров из Дагестана в Волгоград. В большинстве случаев речь шла о напитках, кондитерских изделиях и стройматериалах, «в обмен» компания «ЛУКОЙЛ- Нижневолжскнефтепродукт» поставляла в Дагестан топливо, а НП «Конфил» – сладости. Особенно активно в этот период развивалось сотрудничество между предпринимателями двух регионов в сфере поставок природного камня (из Дагестана в Волгоград) и цемента (из Волгограда в Дагестан). Однако компании, которые занимались этим бизнесом, больше не действуют. В 2018 году прекратило работу ООО «Торговый дом Волгоград-Дагестан», которым управлял бизнесмен Изамутин Мутуев (у г-на Мутуева сейчас есть бизнес, но только в Дагестане). Организации, которыми в разное время руководил Магомед-Расул Халадаев, также ликвидированы либо находятся в стадии ликвидации (включая ГБУ РД «Торговое представительство республики Дагестан в Волгоградской области»).

Сам национальный активист, по-видимому, переключился на сугубо общественную деятельность: он являлся президентом Федерации спортивной борьбы в Волгоградской области, заседал в региональной Общественной палате IV созыва и даже издал книгу об участии народов Дагестана в Сталинградской битве. Почему г-н Халадаев ушёл с позиции главного спикера дагестанской общины, неизвестно, но есть вероятность, что у него возникли финансовые затруднения: в 2017 году Черноярский районный суд Астраханской области отобрал у экс-руководителя дагестанской общины автомобиль Toyota за долги по автокредиту (согласно судебным документам, глава диаспоры задолжал банку почти 590 тысяч рублей).

Нынешний руководитель официальной диаспоры, ООНКАНД г. Волгограда «Дагестан» – Абдулвагаб Джалилов, член областной Общественной палаты. Он зарегистрирован как индивидуальный предприниматель, а также является фактическим собственником ООО «Клетский кирпичный завод» (владеет 99% активов предприятия общей стоимостью 9,9 млн рублей). Работает ли завод сейчас, понять сложно: в открытом доступе самая свежая отчётность датирована 2014 годом. До недавнего времени г-н Джалилов также владел ООО «Торговый дом Рада», зарегистрированным в Дагестане. Компания занималась оптовой торговлей продуктами; она получала мелкие госконтракты от Волгоградского государственного агарного университета и немного более крупные – от Камышинского хлебокомбината. ТД «Рада» был ликвидирован в феврале 2021 года.

Не сложился в итоге бизнес и у Амиля Юдаева – уроженца Дербента, который в своё время считался одним из наиболее видных предпринимателей Волгограда. В городе-герое г-н Юдаев живёт с 1993 года, он начинал карьеру как сотрудник Волгоградского сталепроволочно-канатного завода. С 1996 года он занялся собственным бизнесом, позже стал руководителем Волгоградского завода силикатных и изоляционных материалов. В разное время Амиль Юдаев выступал соучредителем восемнадцати фирм (семь из них до сих пор действуют), возглавлял областную Федерацию парусного спорта и даже получал награды за эффективное руководство предприятием. Помимо бизнеса, г-н Юдаев всерьёз увлекался яхтингом и даже как-то раз пересёк под парусом Атлантический океан.

В этом году карьере г-на Юдаева, похоже, пришёл конец: в апреле он был арестован по подозрению в преднамеренном банкротстве Волгоградского завода силикатных и изоляционных материалов. Предприятие задолжало кредиторам около 9 млн рублей и попало под процедуру наблюдения, но пообещало рассчитаться с долгами в 2020 году. В конце прошлого года предприятие было ликвидировано, а вскоре после этого вопросы к Амилю Юдаеву возникли у силовиков. Как сейчас обстоит ситуация с расследованием в его отношении, пока не известно.

Что касается теневой экономики Волгограда, то в ней дагестанцы представлены меньше, чем армяне или чеченцы. Время от времени в регионе случаются конфликты между дагестанцами и представителями других национальностей, однако они, по официальным данным, не связаны с переделом сфер влияния. В частности, много шуму наделала перестрелка с участием шестерых дагестанцев во Фролово в 2019 году – в её результате был убит один человек и ранены трое. Ходили слухи, что конфликт разгорелся из-за того, что у дагестанцев возникли финансовые претензии к бизнесменам из Армении и Азербайджана, которые вели торговлю в местном магазине. Тогда представители всех трёх диаспор поспешили заявить, что инцидент носил сугубо криминальный характер и был связан с местью за избиение местного жителя – уроженца Дагестана, а не с попытками рэкета.

Казахи – вторая по численности после русских национальность в Волгоградской области. По данным последней переписи, в регионе проживало более 46 тысяч выходцев из Казахстана, в том числе не менее 4 тысяч – в Волгограде. Значительная доля казахского населения – в Быковском, Старополтавском, Николаевском и особенно Палласовском районах. Но не всех казахов в регионе можно причислить к представителям диаспоры, поскольку многие ассимилируются и не придают большого значения контактам с земляками.
История некоторых казахских анклавов в Волгоградской области восходит ещё к XVIII веку. В отличие от своих земляков, живущих в сельской местности, в Волгограде и Волжском многие казахи (особенно молодые) не склонны учить родной язык, не так строго следят за соблюдением традиций и либерально относятся к межэтническим бракам. При этом местные выходцы из Казахстана хорошо представлены в онлайн-пространстве, у них есть несколько своих ресурсов в Интернете и популярные группы в соцсетях.

Официальным представительством казахской диаспоры в Волгограде можно считать общественную организацию «Региональная казахская национально-культурная автономия Волгоградской области». Отдельные филиалы у неё есть в Волгограде и Волжском. Председатель правления автономии, Айбулат Ахметов, в прошлом занимался бизнесом – он выступал в качестве совладельца юридической фирмы «Ю-Райт» и вместе с несколькими бизнес-партнёрами управлял потребительским обществом «Поволжский ипотечный центр», однако сейчас оба этих предприятия ликвидированы.

Печальную известность казахской диаспоре в регионе принёс бывший депутат Волжской гордумы от «Единой России», предприниматель и негласный лидер национального сообщества в городе-спутнике – Ирсаин Назаров. В этом году экс-депутата, который в разное время руководил фирмами «Мирстрой», «Амирстрой» и «Амиртрейд» (все в настоящее время ликвидированы), осудили на два года колонии общего режима за мошенничество с бюджетными средствами. Суд признал, что ООО «Мирстрой», которым управлял Назаров, похитило около 2 млн рублей при выполнении подрядов на строительство дорог в Средней Ахтубе за счёт замены качественных стройматериалов на дешёвые аналоги. Вместо дорогостоящего щебня фирма казахского предпринимателя укладывала под слой асфальта обычный шлак – обломки кирпича вперемешку с бетонной крошкой. Хотя Ирсаин Назаров фактически «рулил» казахской диаспорой в Волжском, его земляки не пытались как-то повлиять на следствие. Любопытно, что в бытность депутатом он декларировал до смешного низкие официальные доходы – например, в 2018 году г-н Назаров якобы заработал всего 150 тысяч рублей (его компания ООО «Амиртрейд» за тот же период показала 506 тысяч рублей чистой прибыли, ООО «Мирстрой» – более 12,2 млн рублей).

Многие влиятельные представители казахского сообщества в Волгоградской области входят в руководство местных религиозных организаций. Тот же Ирсаин Назаров до сих пор числится одним из соучредителей ассоциации мусульман в Ленинском районе. Лидер казахской автономии в Волгограде Сагантай Садыков – по совместительству ещё и соучредитель «Союза мусульман Волгоградской области». При этом у самого г-на Садыкова, который в разное время выступал в качестве конкурсного управляющего нескольких предприятий, сейчас имеются финансовые проблемы: в его отношении была проведена процедура банкротства.

Традиционная сфера интересов для казахской диаспоры – сельское хозяйство, но в большинстве случаев представители диаспоры либо занимаются мелким бизнесом с небольшими оборотами, либо ведут совместные дела с русскими партнёрами. В Палласовском районе множество животноводческих и овощеводческих хозяйств, которыми управляют казахи (в основном ИП), но это и неудивительно, учитывая, что здесь в принципе велика доля казахского населения. По некоторым оценкам, каждый второй житель Палласовского района – чистокровный казах, а с учётом потомков от смешанных браков процент может быть ещё больше. Такое количество «национального» мелкого бизнеса в этой части региона – следствие культурно-исторической специфики района, а не повышенной активности диаспоры.

Более интересным выглядит возможное участие представителей диаспоры в теневой экономике – в первую очередь это касается каналов поставки контрабанды из Казахстана и других стран Средней Азии. Мы не можем уверенно утверждать, что именно местные казахи замешаны в поставках контрафактных сигарет, которые проходят через границу с соседним государством, но такая вероятность очень велика. Зато участие выходцев из Казахстана в контрабанде рогов краснокнижного сайгака – достоверный факт. В прошлом году за одно из таких преступлений был осуждён гражданин Казахстана, продававший свой «товар» в Палласовском районе. Он сбыл 130 рогов антилопы, которые ценятся среди коллекционеров и в нетрадиционной медицине, но в итоге попался ФСБ и получил три с половиной года колонии общего режима. Кроме того, на границе между Казахстаном и Волгоградской областью периодически фиксируются попытки провоза наркотиков – не исключено, что с российской стороны их частично «опекают» уроженцы соседней республики. Однако было бы опрометчиво утверждать, что такие действия находятся под контролем диаспоры. Как уже говорилось, казахов в регионе много, а единства среди них нет, так что какое-то общее руководство у мелких этнических преступных группировок, вероятнее всего, отсутствует.

По приблизительным подсчётам, в Волгограде живёт от полутора до двух тысяч калмыков – не так уж много, если учесть, что регион граничит с национальной республикой. Сравнительно высокий процент калмыцкого населения наблюдается в приграничных районах (Котельниковский, в меньшей степени Светлоярский). Соответственно, о развитой в экономическом плане диаспоре речи не идёт, хотя калмыки поддерживают тесные связи на уровне семей и, как правило, активно взаимодействуют с родственниками в соседней республике.
Одно из мест компактного проживания калмыков в Волгоградской области – село Солянка в Светлоярском районе (там даже есть буддийская ступа). В Советском районе Волгограда также существует небольшой калмыцкий анклав.

Однако никакого крупного бизнеса за представителями калмыцкой диаспоры в Волгограде не числится. Общественная организация «Союз Калмыкия – Волгоград» на данный момент официально ликвидирована, да и среди её учредителей – в основном люди со вполне русскими фамилиями. Союзом много лет руководил Геннадий Кошелев, немало сделавший для развития Октябрьского района; в списке соучредителей также значился, например, депутат облдумы Алексей Буров. В настоящее время, по-видимому, местные представители диаспоры больше общаются в соцсетях, чем в общественном пространстве. Компании в сферах оптовой торговли и сельского хозяйства, основанные волгоградскими калмыками ещё в 2000-е годы, также давно ликвидированы.

Между тем калмыцкое сообщество успело проявить себя в качестве источника кадров для волгоградской политики и силовых структур. Видный уроженец Калмыкии в администрации Волгоградской области – вице-губернатор Александр Дорждеев, опытный экономист и незаменимый для местных властей профессионал в сфере бюджетной политики. В прошлом он даже выступал в качестве кандидата на должность главы Калмыкии. Г-н Дорждеев обладает очень хорошей репутацией как в коридорах власти, так и среди политологов, но в тесных связях с калмыцким бизнесом или диаспорой в целом он не замечен.

Многие калмыки в Волгограде служат в силовых структурах – это повелось ещё с тех пор, когда должность руководителя СУ СКР по региону занимал печально известный генерал Михаил Музраев. Будучи этническим калмыком, г-н Музраев, как считают некоторые политологи, предпочитал продвигать «родственные» кадры на ответственные посты в правоохранительных органах. Сколько истины в этих предположениях – сказать трудно: Калмыкия экономически гораздо более слабый регион с низким уровнем доходов, и служба в полиции для молодых уроженцев республики всегда была привлекательной за счёт стабильного заработка. Поэтому нет ничего удивительного в том, что волгоградская академия МВД принимает много калмыцких студентов, а в местных отделах полиции служат выходцы из соседнего региона.

Тем не менее Михаил Музраев, который сейчас является подсудимым по делу о покушении на губернатора Андрея Бочарова, воспринимался местными калмыками как «свой» – поскольку прикладывал усилия для укрепления позиций диаспоры. После ареста г-на Музраева в 2019 году в Сети появилась петиция за его освобождение, которую подписывали главным образом калмыки. В комментариях некоторые пользователи отмечали, что руководитель СУ СКР оказывал другим выходцам из соседней республики поддержку (например, помогал получать квартиры). Но такие действия, очевидно, носили личный характер, не перерастая в лоббирование экономических интересов диаспоры. Протест против ареста «дружественного» силовика в итоге тихо заглох.

Калмыки Волгограда вообще достаточно резко реагируют на любые провокации в свой адрес. К примеру, в том же 2019 году на историю с избиением жителя Элисты в Волгограде обратил внимание лично глава Калмыкии Бату Хасиков, потребовавший провести тщательное расследование инцидента. Руководитель соседнего региона указывал, что в нападении имел место националистический мотив. Однако местная полиция замяла скандал, заявив, что происшествие представляло собой банальное ограбление.

Достаточно громкий скандал с участием представителей калмыцкой диаспоры случился в Волгограде в 2020 году. Приехавшие в областной центр слушатели академии МВД из соседней республики устроили массовую драку с местными полицейскими. В потасовке пострадали двое волгоградцев, в отношении одного из калмыков возбудили уголовное дело. Скандал привёл к кадровым перестановкам в академии. Впрочем, стоит подчеркнуть, что вспышки межнациональных конфликтов с участием местных калмыков – единичные явления. А вот встретить в Волгограде калмыка в форме МВД или СКР – вполне вероятно.

Помимо развитых национальных сообществ, в Волгограде есть и совсем небольшие диаспоры. В основном они слабо структурированы и не обладают значительным общественно-экономическим влиянием. Причём уровень развития диаспоры не зависит от количества представителей той или иной национальности. Яркий пример – турки.


В Волгоградской области живёт довольно много турков – по данным переписи 2010 года, в регионе их было более 5 тысяч. Но далеко не все они – уроженцы Турции: многие из местных жителей, которые относят себя к этой национальности, свободно владеют русским языком, некоторые семьи в значительной степени обрусели. В Заволжье существует довольно крупная община турков-месхетинцев (около трёхсот семей). Однако месхетинцы занимаются преимущественно натуральным сельским хозяйством и редко превращают его в полноценный бизнес.

При этом у уроженцев Турции в Волгограде есть давние бизнес-интересы, связанные с транспортной сферой. Сегодня уже мало кто вспоминает этот любопытный факт, но в 2017 году именно турецкие компании Karsan и Gusel разрабатывали новую транспортную схему Волгограда перед ЧМ-2018. Турки даже намеревались открыть в Волгоградской области собственные предприятия по сборке автобусов, но эти планы так и не воплотились в жизнь. Сейчас уже сложно понять, реализованы ли турецкие разработки или же убраны куда-то в чулан областной администрации – но не исключено, что именно с подачи заграничных проектировщиков в регионе собираются внедрять «интеллектуальную транспортную систему», траты на которую уже превышают треть миллиарда рублей.

Пожалуй, крупнейший и наиболее известный бизнес-проект турков в Волгограде – это компания «Диана-Тур», созданная выходцами из Турции братьями Налча. Махир Налча, основатель предприятия, более пятнадцати лет назад занял выгодную нишу пассажирских автобусных перевозок. Его бизнес быстро пошёл в гору и до «коронакризиса» процветал за счёт дешёвых и востребованных маршрутов. Г-н Налча охотно сдавал транспорт в аренду и для международных перевозок.

В начале 2010-х Махир Налча переписал часть своих активов на русского родственника, предпринимателя Вячеслава Лазарева. Это в конечном счёте привело к скандалу. Г-н Лазарев сейчас обвиняется в неуплате налогов в 2016-2018 годах, однако утверждает, что на самом деле ответственность перед законом должен нести г-н Налча как фактический собственник бизнеса.

«Диана-Тур» также попадала в неприглядную историю с ввозом в Россию автобусов по сильно заниженной стоимости. Из-за этого фирме пришлось судиться с Астраханской таможней, её заставили выплатить компенсацию неуплаченных таможенных пошлин в размере 1,1 млн рублей. Схема была простой: на стороне поставщика стоимость автобусов завышалась, в итоге турецкое государство возмещало 18% НДС фирме «Asya Otomotiv Ithalat Ve Ihracat» (которая, вероятно, подконтрольна родственникам Налчи). В России стоимость автобусов занижалась, и бюджет лишался части поступлений от таможенных пошлин. Однако, несмотря на скандалы, «Диана-тур» продолжает работать.

Чеченцы в Волгоградской области традиционно занимаются сельским хозяйством и частично контролируют мясной рынок региона. Их традиционные точки сбыта – ярмарки и небольшие рынки в микрорайонах Волгограда. Это вполне логично, поскольку именно представители данной национальности занимаются животноводством в богатых пастбищами Светлоярском, Котельниковском, Октябрьском, Палласовском районах Волгоградской области. Их бизнес совершенно легален, но вместе с тем остаётся достаточно закрытым для надзорных органов. Мясо реализуется не через ритейлеров, а в мелкой рознице или даже на уровне бытовых сделок, поэтому часть налогов, возможно, не учитывается.
В середине 2010-х отдельные представители диаспоры не гнушались и теневым бизнесом в региональном центре. Случались столкновения между чеченскими «кланами» и местными авторитетами – но сейчас, после фактического разгрома волгоградского криминального подполья, они ушли в прошлое.

Представительством Чеченской Республики в Волгоградской области руководит Абдулмежед Баймурадов. Никакого бизнеса за ним официально не числится, зато он очень активно участвует в различных конференциях, посвящённых межэтническому взаимодействию. Как минимум дважды г-н Баймурадов сам активно способствовал такому «взаимодействию» – оба раза в ходе конфликтов между чеченцами и русскими.

В 2012 году чеченская диаспора попала в скандал вокруг наследства местного бизнесмена Владимира Левина. Дочь предпринимателя Алина утверждала, что не могла вступить в свои законные права из-за жёсткого прессинга со стороны чеченцев, с которыми у её отца были деловые отношения. Дочери бизнесмена, владевшего сетью такси и бизнес-центром на улице Рокоссовского, после его гибели в 2009 году начали поступать угрозы от представителей чеченской диаспоры: уроженцы кавказской республики требовали, чтобы девушка вернула им долг в 660 млн рублей, якобы имевшийся за её отцом. Один из чеченцев заявил родственникам покойного бизнесмена, чтобы те держались подальше от оспариваемого бизнес-центра, если не хотят «умереть мучительной смертью вместе с детьми». В итоге Алина Левина обратилась и к Абдулмежеду Баймурадову, который фактически проигнорировал её жалобы, и даже к Рамзану Кадырову. Для г-жи Левиной эта история завершилась печально – суд в Гудермесе взыскал с неё 200 млн рублей по переуступленному договору займа, а её имущество распродали с торгов в Грозном.

Во второй раз фамилия г-на Баймурадова всплывает в связи с дракой между чеченцами и русскими в селе Горный Балыклей. В 2013 году между четырьмя рабочими из Чечни, которые прокладывали в селе газопровод, и двумя местными жителями возник конфликт, переросший в драку. Обе стороны настаивали, что первыми к рукоприкладству перешли их противники, но факт остаётся фактом – пострадавшими оказались двое русских, которых жестоко избили (одному из мужчин сломали руку).

Первоначально уголовное дело было возбуждено в отношении чеченцев, его начал рассматривать Дубовский районный суд. Однако после вмешательства уполномоченного по правам человека в Чечне Нурди Нухажиева, Абдулмежеда Баймурадова и других представителей диаспоры Волгоградский областной суд быстро «выяснил», что чеченцы всего лишь оборонялись, освободил их из-под стражи и прекратил уголовное преследование.